Говорит и показывает. В России снят первый сериал, полностью предназначенный для показа в интернете

328

Российская компания Tvigle Media, владеющая ресурсом tvigle.ru, сняла первый в России сериал, полностью предназначенный для показа в интернете.Российская компания Tvigle Media, владеющая ресурсом tvigle.ru, сняла первый в России сериал, полностью предназначенный для показа в интернете. «БГ» встретился с Егором Яковлевым — главой компании и идеологом проекта.— Интернет-телевидение это больше про интернет или про ТВ? Вообще, правильная формулировка?

— Ни про то ни про другое, и формулировка неправильная. Какого-то устоявшегося названия нет. Называйте интернет-видео. Но точно не телевидение, потому что нет каналов постоянного вещания.

Видеокурс "Весенний"

Ландшафтный дизайн для занятых, красивый сад и огород без хлопот

Учебный курс для тех, кто хочет сделать свою дачу красивой и предпочитает разумно тратить время, силы и деньги.

Специальное предложение! Скидка 50%! Проведи самоизоляцию с пользой!

₽ 1200.00 ₽ 600.00

— Почему?

— Странно было бы создавать почтовый сервер, который работал бы только с 4 до 6. Наверно, так же дико выглядит попытка программировать канал вещания в интернете.

— Вы сейчас сняли сериал «Одноклассники в контакте». Чем он принципиально отличается от телевизионного?

— Во-первых, хронометраж эпизода 3—4 минуты максимум. Во-вторых, компьютер, в отличие от телевидения, — это практически полная концентрация на происходящем на экране. Соответственно, и к программам требования другие. Непонятно зачем, человек ищет в интернете самое новое. Если выложено 25 серий, а сегодня появилась еще и 26-я, то ее он и начинает смотреть. Если он, не видя 25-й, поймет, о чем речь, то это правильный продукт. У нас есть свои операторы, режиссеры. Но надо понимать, что это не от очень хорошей жизни — медленно появляются компании, которые могут снимать с приличным соотношением «цена — качество». Но все-таки они есть — небольшие команды людей, такие маленькие «Амедиа».

— Кто ваши конкуренты?

— Основной конкурент — это время. Главная опасность в том, чтобы начать делать что-то раньше или позже, чем к этому готов рынок.

— А к вашему проекту рынок готов?
— Время покажет.

— За людей сильная конкуренция?

— Да и очень специфическая. Для многих попадание в «ящик» — это вершина, апофеоз карьеры. Мечтая попасть на телевидение, они не думают о том, что там у них отберут ту свободу творчества, которую мы им можем предоставить, и они превратятся в то, во что превращено все наше телевидение.

— А у вас, что, нет ограничений?

— Есть. Мы не занимаемся политикой, порнографией, разжиганием межнациональной розни.

— А бывает, что люди из ТВ уходят и идут в такие проекты, как ваш?

— Да. Вот я два года коммерческим директором в «Амедиа» работал. Хотя для классического ТВ-человека прийти в интернет достаточно сложно. Если это состоявшийся профессионал, то у него есть навыки и подходы в работе, которые себя оправдывают, но в интернете они работать не будут. 80% того, что нужно делать здесь, не имеет никаких телевизионных аналогов. Мультфильмы, короткие форматы типа «Саша и Маша» (ситком с сериями по 3—5 минут, идет на ТНТ. — Прим. ред.), ролики, которые снимались для перебивки между программами, — это практически все, что может интернет позаимствовать у телевидения. И большинство людей из телевизора не способны придумывать и делать программы для интернета. Они в лучшем случае могут делать качественный телевизионный продукт. В худшем случае — некачественный.

— Интернет-видео призвано что-то заменить?

— Ощущение такое: главное, что под угрозой, — это ТВ, но у него есть шанс. Шанс в том, что ближайшие 5—7 лет 2 медиа будут существовать параллельно. А потом они технологически сомкнутся и между потреблением ТВ-продукта и интернет-продукта никакой разницы не будет для зрителя. Другой вопрос: что к этому моменту станет с телевидением с точки зрения программирования сетки вещания. Это главный вопрос выживания на самом деле. В интернете не нужно заполнять эфир, и за съемочный день мы можем снять 4—5 серий, за два 10 серий, а за три сделать законченный продукт.

— А что может прийти на смену интернет-видео?

— Могу предположить. Следующая революция будет в текстовых информационных и неинформационных проектах, которые созданы несколькими независимыми пользователями. Самый очевидный пример — это «Википедия». А теперь представьте себе, что через 10—15 лет технологии видео разовьются до такой степени, что «Википедия» будет видеопроизведением. Другая тенденция стала понятна после выхода «Беовульфа». Знаете, что там не играли настоящие актеры, что это просто 3D-модели? Значит, завтра можно оживлять Мэрилин Монро!

— Получается, что есть интернет, который делают молодые для молодых. А есть телевизор, пропахший нафталином.

— Что касается нафталина, то у нас есть разные программы: есть про знаменитостей для тех, кто помоложе, а тот же сериал «Одноклассники» — это для тех, кому 25—45 лет. Я бы не сказал, что это совсем молодые люди. Я, более того, внесу позитивную нотку: аудитория интернета очень быстро стареет. Мы не ставим себе задачу изменить привычки и предпочтения, а в первую очередь обращаемся к людям, которые уже в интернете. Потом эта аудитория обрастет более консервативной частью. Будут ли это те 70—80 миллионов, которые ежедневно смотрят Первый канал? Нет, не будут.

— А это нужно?

— Я думаю, нет.

Нелли Алексанян, «Большой город»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here